Аудио-трансляция:  Казанский Введенский

Мо­лись за ос­ко­рб­ля­ю­щих си­ми сло­ва­ми: „Спа­си, Гос­по­ди, та­кую-то... и мо­лит­ва­ми ее по­ми­луй и ме­ня, греш­ную". Осо­бен­но мо­лись так во вре­мя силь­но­го сму­ще­ния. Хо­ро­шо при этом по­ла­гать ве­ли­кие пок­ло­ны, ес­ли поз­во­ля­ет мес­то.

преп. Амвросий

Мо­лить­ся за не­на­ви­дя­щих и оби­дя­щих долж­но так: „Спа­си, Гос­по­ди, и по­ми­луй ра­бу Твою, сест­ру мою воз­люб­лен­ную (имя), и ее ра­ди свя­тых мо­литв по­ми­луй и ме­ня, ока­ян­ную греш­ни­цу".

преп. Иосиф

О цер­ков­ной мо­лит­ве знай­те, что она вы­ше до­маш­ней мо­лит­вы, ибо оная воз­но­сит­ся от це­ло­го со­бо­ра лю­дей, в чис­ле ко­их, мо­жет, мно­го есть чис­тей­ших мо­литв, от сми­рен­ных сер­дец к Бо­гу при­но­си­мых, кои Он при­ем­лет, яко ка­ди­ло бла­го­вон­ное, с ко­и­ми и на­ши, хо­тя не­мощ­ные и нич­тож­ные, при­ем­лют­ся.

преп. Макарий

Мысли о войне

Смч. Вениамин (Казанский)

Статья из цикла публикаций посвящённых священномученику Вениамину (Казанскому), приуроченных к изданию Оптиной Пустынью жития святителя.


В 1904 году началась Русско-японская война. Для христианина раздумья о ней зачастую порождали тяжелые чувства. «При мысли о войне содрогается и ужасается сердце человеческое, так как слишком уж много приносит она людям всякого горя, бед, скорбей и страданий, до смерти включительно, – писал отец Вениамин. – Сердце кровью обливается, на глазах невольно появляются слезы, когда представишь себе, сколько поильцев и кормильцев должны бросить свои семьи и идти на поле кровавое, чтобы там подвергнуться всем опасностям и ужасам войны. Они будут сражаться, а оставшиеся дома близкие их будут лить слезы, тужить и беспокоиться, не зная, где они и что с ними.

Особенно тяжело, мучительно тяжело мысль о войне поражает сердце христианина. По заповеди Христовой он не различает своих и чужих: скорби, страдания других людей – его собственные, он должен всех благословлять, никому не вредить, никого не убивать. Но война заставляет его брать оружие и вносить в среду врагов опустошение и смерть. Иначе он и поступить не может. Вот он видит, что вера его, самое ценное сокровище, подвергается поруганию, дорогие сердцу его святыни ее оскверняются, его единоплеменники, единоверцы и соотечественники терпят всевозможные бедствия и страдания, до смерти включительно. Перед его сознанием ярко выступают слова Христовы: бо́льши сея любве никто́же и́мать, да кто положи́т душу свою за дру́ги своя (см. Ин. 15, 13). Эти-то слова Христовы, как некогда разъяснял святой Кирилл Философ, и заставляют христиан вести войну. Поэтому может ли кто обвинять в несоблюдении слов Христовых людей, которые, покидая свои семьи и занятия, порывая всякие дорогие их сердцу связи, идут навстречу врагам, рискуя и жертвуя своею жизнью, сражаются не за себя только и свое достояние, но за многие тысячи других людей, которые дома наслаждаются жизнью в кругу своих семей, и за их благополучие. Узкий только эгоизм и непонимание учения Христова заставляет некоторых отказываться от участия в войне оборонительной. Они боятся взять грех на себя, запятнать душу свою убийством неприятелей, а не боятся нарушить заповедь о любви к ближним, к друзьям своим до положения живота своего за них.

Поистине великое бедствие война. Но мы, русские, ее не желали. Мы, по апостолу, стараемся, если возможно с нашей стороны, быть в мире со всеми людьми (Рим. 12, 18). Но эта возможность у нас отнята».