Аудио-трансляция:  Казанский Введенский

Как же мы поз­на­ли бы са­ми се­бя, ког­да бы ник­то не на­но­сил нам ос­ко­рб­ле­ний, и как бы стя­жа­ли тер­пе­ние, и как бы сми­ри­лись? Все это бы­ва­ет не без Про­мыс­ла Бо­жия, но пре­муд­рым Его смот­ре­ни­ем по­пус­ка­ют­ся каж­до­му к ис­ку­су его про­из­во­ле­ния и тер­пе­ния слу­чаи, мо­гу­щие сму­тить его и ко­ле­бать, да­бы по­знал свою не­мощь и сми­рил­ся или бы при­об­рел доб­ро­де­тель тер­пе­ния и люб­ви.

преп. Макарий

Смысл и поль­за пе­ре­жи­ва­е­мо­го по боль­шей час­ти поз­на­ет­ся впос­ле­д­ствии.

преп. Никон

Мы не зна­ем су­деб Бо­жи­их. Он все тво­рит на поль­зу; мы при­вя­за­ны к здеш­ним бла­гам, а Он хо­щет да­ро­вать нам бу­ду­щее бла­го здеш­ни­ми крат­ки­ми бо­лез­ня­ми.

преп. Макарий

Монашество есть совершенное христианство

 

Образ схимонашеский есть совершенный монашеский образ, а монашество есть совершенное христианство. Главная цель наша – исполнение заповедей Божиих, коими очищается сердце наше от страстей и наполняется плодов духовных: мира, радости, любви. Воздержанием утончается наш плотский состав, и оным, купно с молитвенным правилом, очищается ум, но при исполнении заповедей Божиих и при глубочайшем смирении, а без сего ни пост, ни труд, ни правило не принесут нам никакой пользы.

Монашество есть совершенное христианство И если только в одном том полагать образ монашества, чтобы исправлять правило и соблюдать пост, а о заповедях любви, терпения и смирения не иметь попечения, то всуе будем трудиться. Правило и пост, конечно, надобно иметь схимникам больше простого монаха; но, впрочем, Бог ищет от нас, по силе каждого, телесного подвига. А душевного подвига – любви и смирения – от всех истязует: и больные, и престарелые могут любить ближнего, и смиряться, и получать милость Божию.

Из писем прп. Макария Оптинского