Аудио-трансляция:  Казанский Введенский

Вся­кое доб­рое де­ло и ве­ра на­ша не­об­хо­ди­мо долж­ны быть ис­пы­та­ны. Ис­пы­та­ние со­вер­ша­ет­ся скор­бя­ми.

преп. Никон

По­тер­пим нем­но­го, и по­лу­чим веч­ное бла­же­н­ство. Пре­да­дим заб­ве­нию все уте­хи и ра­дос­ти зем­ные – они не для нас. Ска­за­но: где сок­ро­ви­ще на­ше, тут бу­дет и серд­це на­ше (ср.: Лк. 12, 34), а сок­ро­ви­ще на­ше на не­бе­си, по­э­то­му бу­дем стре­мить­ся всем серд­цем к Не­бес­но­му Оте­че­ст­ву. Там все скорб­ное на­ше прев­ра­тит­ся в ра­дость, по­но­ше­ние и уни­чи­же­ние – в сла­ву, пе­ча­ли, сле­зы и воз­ды­ха­ния – в уте­ше­ние, бо­лез­ни и тру­ды – в веч­ный без­бо­лез­нен­ный по­кой.

преп. Иларион

В на­ших скор­бях че­ло­ве­ки лишь ору­дия, а влас­ти над на­ми не име­ют. Итак, по­тер­пим все!

преп. Никон

Промысл Божий все устрояет во благо

Вы пишете, что, приуготовляясь к причастию Святых Тайн Христовых, вы могли молиться с чувством, иногда и со слезами, с начала недели; но потом приезд родных и прочая рассеянность лишили вас сих чувств; и по приезде домой вы не могли уже собрать оных умилительных чувств; и хотя при исповеди и были слезы, но потом к таинству Причащения приступали с каким-то охлаждением, несмотря на усилия возвратить чувства умиления и испросить слезы раскаяния и любви; нет еще той смиренной, совершенной преданности к Спасителю, той горячей любви, которые производили иногда слезы и радость сердечную.
Это точные ваши слова; из оных замечаю, как вы высоко парите и мечтаете скоро достигнуть на такую высоту или верх добродетелей, в любовь Божию. Это похоже на то, как бы малого отрока начать учению грамоте, и он, затвердив азбуку, мечтал бы о себе, что достиг уже всей премудрости; или кто, записавшись в службу, вдруг хотел бы быть генералом...

Промысл Божий все устрояет во благоУм тайно увлекается сим и стяжавает высокоумие и гордость и всего оного лишается, а смирения тут и не бывало. Бог показал вам, что есть благодать Его с нами, но и отнял, да не превозносимся; впрочем, не лишил совершенно, но сокрыл от нас, чтобы мы смиренно к Нему припадали. Ему угодно иногда попускать на нас протяженную тьму и мрак духовный, холодность и окаменение, чтобы мы считали себя последнейшими и худшими всех и не искали бы духовных утешений, считая себя оных недостойными; в этом-то состоит и совершенная, смиренная преданность Спасителю. Он шел скорбным путем и даже в молитве Своей к Отцу Своему Небесному произнес: прискорбна есть душа Моя до смерти (Мф. 26, 38), но предавался воле Его, и нам повелел идти путем креста, а не отрады. Вы, думая найти в утешительных чувствах любовь Божию, ищете не Бога, а себя, то есть своего утешения, а прискорбного пути уклоняетесь, считая себя будто погибшим, не имея духовных утешений; напротив, лишение оных нас смиряет, а не возвышает...

При духовном утешении и мнимой любви Божией <к Богу>, пока еще не достигли мы смирения, тайно молимся фарисейски, не замечая сего, но мытарево чувство тут далече отстоит от нас... Я даже полагаю, что Господь смотрительно попустил вам в это время уклониться в рассеянность, чтобы вящим увлечением в чувства утешительные не вознеслись и не понесли большего вреда.

Из писем прп. Макария Оптинского